Марат Гельман будет свидетельствовать в суде против Якеменко в защиту Кашина

Опубликована: 20 июня 2011 г. 15:16 2032

фото - perm.ru

Хамовнический суд Москвы в понедельник, 20 июня, рассматривает иск о защите чести и достоинства главы Росмолодежи Василия Якеменко к блогеру Александру Морозову, журналисту Олегу Кашину и газете «Новые известия».

Ответчик по аналогичному делу, культурный менеджер Марат Гельман, объясняет, почему репутации Василия Якеменко уже нельзя навредить, пишет пермская газета «Соль». Репутационный ущерб Василия Якеменко юристы оценили в один миллион рублей.

Несколько месяцев назад политолог и основатель блогерского клуба имени Канта Александр Морозов написал в своем ЖЖ, что, по его информации, дело об избиении Кашина уже раскрыто, якобы след ведет к главе Росмолодежи, но органы не могут опубликовать такие результаты.
Олег Кашин в своем блоге процитировал Морозова и заявил, что он и сам считает якеменковскую версию основной. «Новые известия» процитировали эти записи. Теперь все трое (два физических лица и одно юридическое) — соответчики по делу о защите чести и достоинства. Истцом выступает Василий Якеменко.

Есть аналогичное дело, не менее громкое: Якеменко против директора Музея современного искусства PERMM Марата Гельмана (соответчик — «Газета.Ru»). Оно рассматривается Савеловским районным судом Москвы. Поводом для иска стала высказанная Гельманом версия, что заказчиком нападения на журналиста Олега Кашина является именно Якеменко.

Истец хочет получить опровержение и взыскать с Гельмана миллион рублей. Ответчик готов представить контраргументы и объяснить, почему он после инцидента с Кашиным в первую очередь подумал на Якеменко. Марат Гельман отвечает, почему высказался на счет Якеменко: «Огласив версию причастности Якименко, я надеялся, что следователи ко мне обратятся, но они опросили только тех, кого нашли в записной книге Олега Кашина».

Сегодня в суде Марат Гельман расскажет, откуда взялась эта версия. «Я не хотел высказывать публично свои аргументы [причастности главы Росмолодежи к нападению на Олега Кашина], но когда Якеменко подал на меня в суд, я вынужден их огласить», — говорит Гельман.
Защита директора музея намерена потребовать, чтобы к делу о нападении на Олега Кашина были привлечены материалы об избиении Гельмана в 2006 году.

«Когда Якеменко требует ответить в суде за нанесенный ему ущерб, он не понимает, что ущерб нанесен не ему, а репутации России — и это случилось не сейчас, — уверен Гельман. — Я не оппозиционер, я сотрудничаю с властью, у меня есть общие дела с губернаторами, с министрами в области культурных проектов. Но мне в своей среде становится тяжело работать, потому что Якеменко дискредитирует власть. Он ведет себя так, что в среде художников, кураторов становится очень сложно объяснить, что власть разная. Что, кроме Якеменко, есть и приличные люди. С моей точки зрения, репутацию Якеменко невозможно испортить, потому что он сам ее уже испортил. И не сейчас, а давно — после того, как публично уничтожал вместе с «Идущими вместе» книги Сорокина. Что бы он ни сделал дальше, его репутация хуже стать не может».

Гельман полагает, что спор с главой Росмолодежи разрешится только тогда, когда исполнители и заказчики избиения Олега Кашина будут найдены. Стоит добавить, что дело «Якеменко к Гельману» пока не рассматривается из-за того, что судья на больничном.


Яндекс.Погода